Меню
Дайджест
Новости дня
Рейтинг@Mail.ru

 
Даешь светлое будущее нашему образованию!

16/08/2006 17:36:50

Важным направлением в развитии государства и общества является создание рабочих мест, поддержка молодежи, повышение уровня образованности нации, внедрение инновационной модели развития экономики и т.д.. Одним из путей решения этих и ряда других проблем является развитие национальной науки.

Понятно, что мгновенно такую проблему решить невозможно. Но можно и нужно определиться со стратегией реформирования и развития научной сферы в Украине.

Вместе с тем, даже подходов к решению этой проблемы пока не видно. Зато в 2005-2006 годах активизировалась работа по ликвидации тех успехов (пусть пока и небольших) которые были осуществлены по объединению рыночных механизмов и отечественной научной системы.

Первым «достижением» в улучшении ситуации в научной сфере на протяжении последнего года постоянная доля затрат Государственного бюджета Украины на науку. На развитие науки 2005 года бюджет выделил 3,5% от общих затрат (2004 года это было 4%), а также 0,3 % ВВП, вместо предназначенных по закону 1,7%.

Еще одной «реформаторской новацией», которую можно было наблюдать на протяжении 2005 года в сфере науки стали призывы и намерения по ликвидации существующей системы НАН и перехода к ВУЗовской системе организации научной деятельности.

В то же время, со стороны научной элиты есть несколько принципиальных возражений против такой постановки вопроса.

С одной стороны:

– ВУЗы не выдержат такой нагрузки, а академия просто развалится;

– Академическая парадигма науки отличается от университетской, и это расхождение характерно для всей бывшей советской науки, к пониманию которой не подходят «европейские лекала». Если в Европе флагманами научного развития всегда были университеты, то у нас – академия и ее институты. Именно в структуре АН СССР и был сосредоточенный основной научный потенциал государства. Наша Академия наук и сегодня является сильнейшим звеном в плане фундаментальных и прикладных исследований, инновационной деятельности, международного научно-технического сотрудничества;

– Возникает масса закономерных вопросов. Кто будет главным в таком союзе? Как будет осуществляться финансирование? Кто будет определять общую программу научных исследований? Как будут распределяться ставки?

С другой стороны, опыт европейских стран свидетельствует о том, что наука там не только в Университетах.

В Франции в начале Второй мировой войны (в октябре 1939 года) создан Национальный центр исследований и науки (Centre National de Recherche Scientifique — CNRS). Целью организации стало объединения всех государственных научных учреждений, которые не имели другого специального назначения, для выполнения фундаментальных и прикладных исследований и координации их работы на национальном уровне. Эта организация имеет ныне в своем подчинении более чем 1200 отдельных подразделений по всей Франции, где работают свыше 26 тысяч работников. И еще у нее есть 18 региональных офисов, отдельные представительства в 10 странах и широкие международные контакты, которые проводятся в рамках почти 80 договоров с научными учреждениями своего уровня в более чем 50 странах мира. Годовой бюджет, который выделяется на ее деятельность правительством Франции, составляет свыше 2 млрд. евро. Интересно также то, что в лабораториях этого почтенного учреждения работает свыше 5 тысяч иностранцев и, таким образом, проблемы «вымывания молодых и талантливых» как такой в них не существует.

Заметим, что CNRS не единое государственное научное учреждение, которое проводит исследования. Есть еще ряд других государственных научных организаций более специализированного характера (Комиссия по атомной энергетике — CEA, Национальный центр телекоммуникаций — CNET и т.п.), работы которых имеют прикладное направление.

Другой пример – это Общество Макса Планка (Max-Planck-Gesellschaft — MPG) в Германии, которое было создано после войны (в 1948 г.) и имело своим предшественником Общество Кайзера Вильгельма, которое существовало с 1911 г. Общество Макса Планка официально является общественным объединением, которое базируется на принципах самоуправления, однако на 95% финансируется из государственного и федеральных бюджетов. Целью MPG есть развитие фундаментальных научных исследований в институтах, которые належат к его ведению, а общее их число составляет сейчас около 80 с штатом постоянных работников около 12 тысяч. Кроме постоянных работников к научной деятельности на контрактной основе привлечено еще более чем 9 тысяч аспирантов и исследователей. Годовой бюджет общества составляет около 1,3 млрд. евро.

Особый упор в деятельности MPG делается на то, что его приоритетом являются новые участки инновационных исследований. Таким образом, деятельность MPG фактически не противопоставляется университетской науке, а в значительной мере дополняет и даже оказывает содействие ее развитию.

Понятно, что научные работники как MPG в Германии, так и CNRS во Франции, подобно как и Академии наук в Украине, могут привлекаться к преподавательской работе в университетах, тем не менее это не входит в их прямые обязанности.

Как видим, во всех европейских странах есть свои академии наук и их роль и место в национальном научном масштабе зависит, прежде всего, от исторической традиции. Соответственно и примеры для наследования можно находить здесь на все вкусы и потребности.

Третий шаг научных «реформ» – это уничтожения в 2005 г. единых пока что инновационных структур – технологических парков путем лишения их льгот. В то же время, украинские технопарки, как разобраться, в сущности льгот не имеют. В них есть лишь определенные недостаточные стимулы, которые кажутся каплей в море учитывая 100% списания затрат на НИОКР из базовой суммы налогообложения в США и 200% — в Венгрии. Учитывая 50% дотаций от суммы затрат малым и средним предприятиям на НИОКР в Великобритании и т.п. Технопарки – это единые инновационные структуры в Украине, которые экономически стимулируют внедрение высоких технологий в производство. Если они закроются, что тогда останется?

Технопарки и специальные экономические зоны чему-то воспринимаются у нас как синонимы. Поэтому реальные проблемы неурегулированности деятельности СЭЗ начали «бросать тень» на технопарки. Вместо того чтобы вникать в проблемы и приводить порядок, тогдашняя власть старалась «до основания разрушить...». Наши фискальные органы занимались тем, что делят шкуру неубитого медведя. Есть соблазн донасчитать налоги с уже действующих проектов, но если бы не было стимулов, не было бы и проектов, и самого объекта претензий. Нельзя же на фактическую ситуацию наложить серьезные налоговые изменения и ждать, что все будет хорошо...

Государство не тратит на технопарки ни копейки, но получает новые производства, новые рабочие места, дополнительную базу налогообложения и отчислений в Пенсионный фонд. Уберут стимулы – ничего этого не будет! А в мире сегодня действует свыше 3000 технопарков. В Европе – около 300 и еще 1500 инновационных центров. В России на сегодня – 60 технопарков, и это лишь начало!

16:20  //  В мире
Пострадавшим от землетрясения разрешили завести второго ребенка

16:00  //  В мире
Лужков вновь требует от России не отдавать Севастополь

15:40  //  Общество
Киевские архитекторы взбунтовались против Черновецкого

15:20  //  Украина
Учения "Си Бриз-2008" подходят к концу

15:00  //  Украина
Варфоломей вручил Яценюку орден

14:40  //  Украина
Украина пытается подружиться со вселенским православием

14:20  //  В мире
У "Хамаса" с "Фатхом" разговор короткий

14:00  //  В мире
В Иране публично казнят 30 зеков

18:00  //  Украина
На алкоголь введут минимальные цены

17:54  //  В мире
Премьер Ирака хочет лично пообщаться с Меркель

Астропрогноз