Женский журнал

Эдгар Каминский: «Я уверен в своей работе настолько, что спокойно веду онлайн-трансляции с операций» - rezonans.info

22:54 29 Декабрь Киев, Украина

Эдгар Каминский: «Я уверен в своей работе настолько, что спокойно веду онлайн-трансляции с операций» - rezonans.info Попасть на встречу к Эдгару Каминскому дело не из легких, как, впрочем, и спонтанно вписаться в плотный график его приемов. Ведущий пластический хирург страны исключительно ради эксклюзивного интервью для Woman уделил нам время в субботний день, назначив встречу в своей клинике-бутике. Мы побывали там, куда пока удалось попасть немногим журналистам, ведь лишь в августе этого года Кaminskyi Boutique Clinic of Aesthetic Medicine открыла свои двери для пациентов. Эту обитель красоты Эдгар назвал бутиком не просто так: параллельно с работой здесь он коллекционирует элитные парфюмы и вино, книги, фотоаппараты и даже напечатанные на 3D-принтере макеты носов своих пациентов.

Известный хирург пригласил нас в свой личный кабинет и в уютной обстановке рассказал о пути к успеху, любви к эстетике и семье. Сегодня суббота, вы на работе. Когда у вас выходные? Выходных у меня вообще не бывает уже на протяжении четырех лет. Постоянно консультации, операции.

Я большую часть времени провожу в клинике. Еще бывают конференции, мероприятия и встречи. Плюс я веду пять страниц в Instagram, YouTube-канал и Facebook. Это уже привычный график.

Хотя, еще со времен интернатуры я проводил все вечера напролет в больнице.  После открытия новой клиники-бутика в этом году график стал более стрессовым из-за количества работы? Ну бывает ложишься спать в час-два ночи, а вставать надо в шесть утра, потому что на семь ты должен быть в больнице и оперировать. Это сложно. Но я не разрываюсь. У меня все четко и спланировано.

Мне это нравится, и я не замечаю, что сплю четыре часа. Хотя, конечно, я не против полежать в кровати подольше, если была бы возможность. А о каком идеальном отдыхе вы мечтаете? Лечь и ничего не делать (смеется). Честно, мне не хочется прыгнуть с парашютом или попробовать банджи-джампинг (прим.

ред. прыжки с моста или другого высотного объекта с полетом на тросе). Только два раза в год я делаю себе более-менее полноценный отпуск и еду куда-то. Вы иногда открыто делитесь результатами операций в соцсетях.

Были знаменитости, которые сами просили вас рассказать об их перевоплощении? Да, просят и иногда даже спрашивают: «Доктор, а когда вы уже всем покажите?» Но сначала мы подписываем определенный договор, где четко прописано, в каком виде можно опубликовать результаты операций и на какой площадке. Но были моменты, когда сначала просили все показать, а потом, когда человек стал известным, просили удалить. И такое бывает часто.  Какие виды изменений во внешности клиенты хотят сделать чаще всего? У мужчин – подтяжка, липосакция и омоложение лица. Они хотят выглядеть свежее, без мешков под глазами.

Мужчин среди клиентов становится все больше, кстати. Среди девочек популярны те же услуги, но часто добавляется еще и коррекция груди, носа. Многих знаменитостей осуждают за «перебор» пластики: Донателла Версаче, Линдси Лохан, Мерьем Узерли. Как профессионал вы сами можете остановить клиента в попытках излишних перевоплощений? Сегодня так сделал, потому что мужчина, который пришел, сомневался.

Я всегда настаиваю на том, что пластические операции – это эстетические операции, они не обязательные. После них назад возврата нет. Нужно сто раз подумать. Клиенту нужно уговорить меня, чтобы я его прооперировал.

Я должен быть уверен, что он этого осознанно хочет, адекватно понимает исход и видит его так, как и я. Также я отговариваю человека, если мы с ним не находим общий язык. Любой результат – эстетичный и не очень – это выбор самих людей, а также видение и профессионализм хирурга, которого они выбрали. Я моделирую будущую внешность, показываю, как я это вижу с моей точки зрения, если человеку не нравится, то ничего не будет.

Какую пластическую операцию вы бы принципиально не согласились сделать клиенту, даже если он уверен, что хочет? Третью грудь или второй нос пришивать точно не буду. И за то, что заведомо не будет соответствовать моему видению адекватности, тоже не возьмусь. Пациентка однажды хотела очень большую грудь, это было слишком, и я не согласился. Зачем мне такое? По сути, мою работу потом видит весь город или вся Украина.

Спросят, кто прооперировал, а человек назовет мое имя.  В детстве вы ходили в музыкальную школу. Сейчас для лучшей моторики рук играете на музыкальных инструментах? Сейчас нет. Раньше играл на скрипке и еще развивал навыки лепки разных моделей из пластилина. В профессиональной практике моторика рук улучшается именно во время операций.

Никаких тренировок для рук или мантр перед встречей с клиентом в операционной у меня нет. На удачу возле пациента свечи не зажигаю и круг мелком не черчу (смеется). Я уверен в своей работе настолько, что спокойно веду онлайн-трансляции во время операций. Люди чувствуют эту уверенность и профессионализм, поэтому едут ко мне со всего мира.

В вашей семье не было медиков. Когда вы твердо решили, что станете первым? Врачом я хотел стать с пяти лет. Еще через год, в первом классе – хирургом. Вообще, не знаю, как и в какой момент это произошло.

Может, шишка на голову упала (смеется). Я просто начал увлекаться лепкой, моделированием, ходил в художественную школу. Все это было поэтапно и осознанно.  Как тогда отреагировали ваши родители? Папа никогда не говорил мне ничего, просто принял выбор. Мама вообще любые мои идеи поддерживала.

Когда-то был период, я хотел стать архитектором и дизайнером, и они оба были «за», потому что понимали меня и мои желания. Если бы я захотел стать летчиком, они бы тоже поддержали меня. Эдгар, вы основали первый в своем роде у нас в стране Ukrainian Medical Festival. В этом году ивент для медиков со всей Украины прошел под лозунгом «Бизнес».

Чего ждать от пятого по счету фестиваля — в 2020-м? Это будут мотивационные выступления специалистов, образовательные проекты, то, что можно реально внедрить и невозможно просто «загуглить». Ключевое слово следующей встречи это «The best», то есть селф-брендинг. Это уже финальный фестиваль, он дополняет образовательный комплекс предыдущих четырех. Первый у нас был в 2017-м году.

Идея пришла очень спонтанно, когда я просто ехал в машине. И я организовал все за три недели с двумя друзьями.  У вас также есть образовательное пространство — Kaminskyi Hub. Какие темы сейчас наиболее популярны и необходимы развивающимся специалистам в Украине? Селф-мейд, становление себя, раскрутка. Это развитие в плане техники оперирования, самопредставления, финансов.

Темы возникают спонтанно. Я понимаю, что людям это нужно, и организовываю лекции для желающих.  Каким должен быть человек, чтобы добиться успеха в пластической хирургии? Педантичным, усидчивым, сконцентрированным, с математическим складом ума и в то же время с артистическими навыками. Нужно уметь быстро среагировать, правильно все рассчитать, смоделировать геометрически и эстетически. Пластический хирург – это бьюти-архитектор.

Эдгар, вы ищете таланты не только в медицине. В своём Instagram вы объявили конкурс для фотографов. Как возникла такая идея? Во-первых, я сам увлекаюсь фотографией. Весь контент, который вы видите на сайте и на других моих страницах, в основном, это все снимал я.

У меня множество камер: и Fujifilm, и Leica. Какая суть фотоконкурса? Я действительно ищу таланты, чтобы потом вместе с ними работать на других проектах. Задание состояло в том, чтобы снять моих клиенток-моделей и показать результаты моих операций в творческой манере. Они со своей задачей справились.

Я уже выбрал трех победителей. И выбирал те работы, которые цепляют не столько правильностью съемки, сколько самой картинкой. Увидел и захотел себе сохранить, зарепостить. Вот это круто.

Вы создаете красоту для тысяч представительниц прекрасного пола. Но понятие красоты все же субъективно. Лично вам внешне какие женщины нравятся? У меня были разные девушки: высокие, невысокие, чуть более худенькая или менее. Нету такого, что нравятся брюнетки или рыжие.

Если что-то внешне не будет устраивать, и девушка захочет поменять, я могу это сам исправить (улыбается). Меня цепляет внутренний фактор. Нравятся улыбчивые, уверенные в себе, коммуникабельные и с чувством юмора, потому что это признак интеллекта. Мне нравятся открытые, правдивые и дисциплинированные.

Порядок в женской голове, кстати очень легко проверить. Зайдите к ней в ванную комнату. Вы узнаете и о ее здоровье, и насколько она собранная.  У вас растёт маленькая дочь Лаура. Когда она подрастёт и вдруг захочет изменить внешность, вы бы дали согласие как отец? Конечно, я бы вообще не лез.

Задача родителей не в том, чтобы рассказывать, что делать или не делать, тем более, если речь о пластике. Я знаю, что сделаю лучше тот же нос для своей дочки. Единственное, я бы грудь не делал, это более интимно. Я не могу как отец.

Ваш старший сын Леон в следующем году пойдёт в школу. Он уже говорит с вами о своём будущем? Мечтает о какой-то профессии? Нет, пока ничего конкретного. Но все, чем он сейчас занимается, он делает один в один, как я в его возрасте: увлечения животными, динозаврами, лепка, арифметика, математика. Но я не хочу, чтобы он или его сестра стали врачами.

Это очень сложно, много стресса. Ради дня рождения детей недавно вы даже устроили вечеринку совместно с бывшей женой – Славой Каминской, несмотря на свежий развод. Насколько дети сильный мотиватор для вас? Я по жизни мотивирован очень сильно. Перед тем, как завести детей, я решил, что должен обеспечить им все, что нужно, в том числе и тепло обеих родителей, счастливую семью.

Дети должны видеть успешных и счастливых маму и папу, улыбки, позитив. Между родителями может быть холодок, но это не должно отражаться на детях. После развода мы устроили со Славой им праздник. Это и вообще все, что мы делаем, создано для их комфорта.

Дети вырастут и другой вопрос: как устроена жизнь родителей. Они должны быть счастливы. Если между мужчиной и женщиной нету доверия, взаимовыручки, понимания, они не должны быть вместе и мучиться. Я и в сорок, и в пятьдесят буду красавчик, а женщина – нет.

И что тогда? Будет говорить, что потратила лучшие годы? Мне это не нужно. И это не пойдет на пользу детям. Вы часто в центре внимания СМИ, и в вашем окружении есть много известных людей. Лично вы себя считаете не просто врачом, но еще и частью мира звезд? На этот вопрос могут ответить и сами журналисты, которые обо мне пишут.

Я далеко не всем даю интервью. Очень много предложений на встречи и выступления, от которых я отказываюсь. Я все тщательно проверяю и только потом публично выступаю с той информацией, в которой компетентен. Вы любитель стильно одеваться.

Даже сейчас вышли к нам не в халате, а в костюме. Кто ваши фавориты-бренды мужской одежды? Халаты – это уже былое. Возможно, я модник, но ходить и выбирать по бутикам времени у меня нет. Пришел, купил и ушел.

Стиль у меня более сдержанный, как и цветовая гамма – теплые тона, благородные. Из брендов то, что я люблю, это итальянский ISAIA, французский Louis Vuitton. Из украинских – бренд Nitman, у них есть хорошие мужские коллекции. Форму для клиники я делаю сам.  Кто-то говорит, что у мужчин после сорока начинается новая жизнь.

Каким вы себя видите в этом возрасте? Я боюсь этого периода. Я просто смотрю, как сильно иногда в этом возрасте мужчин «кроет» (улыбается). Пока об этом не думаю. Но я точно знаю, что если правильно и вовремя заниматься профилактикой своего здоровья, то нет какой-то другой жизни после сорока.